Общество24 августа 2021 6:20

Рахман АЛШАНОВ: «Лечить болевые точки государство может только вместе с обществом»

В этом году у гражданского общества в Казахстане маленький юбилей — пять лет
Это чисто волонтерская деятельность, зарплаты мы не получаем. Не мне судить, но, думаю, в Алматы нам удалось наладить эффективную работу.

Это чисто волонтерская деятельность, зарплаты мы не получаем. Не мне судить, но, думаю, в Алматы нам удалось наладить эффективную работу.

Именно столько лет назад в нашей стране были созданы Общественные советы, призванные стать своеобразным «мостом» между населением и властью. Насколько эффективен сегодня этот инструмент гражданского общества и есть ли оно в Казахстане вообще — это самое пресловутое гражданское общество, «Комсомолка» решила узнать у председателя Общественного совета Алматы, ректора университета «Туран» Рахмана Алшанова.

— Рахман Алшанович, какая была цель создания пять лет назад института Общественных советов и оправдали ли они себя?

— Когда они начали свою работу в январе 2016 года, главной идеей был посыл Первого Президента Нурсултана Назарбаева, который выдвинул в Плане нации «100 конкретных шагов» идею «стать ближе к народу, быть слышащим подотчетным государством». То есть Общественные советы (ОС) в режиме реального времени непрерывно изучают общественное мнение, нащупывают болевые точки, после чего информируют власть об актуальных проблемах и злободневных вопросах, которые на самом деле волнуют общество. В свою очередь руководители госорганов на этих советах должны отчитываться о проделанной работе и рассказывать о планах развития своей отрасли или участка работы. Согласно Закону «Об общественных советах» одну треть ОС должны составлять представители неправительственных организаций (НПО), одну треть — представители госорганов и еще одну треть — граждане — «самовыдвиженцы». Основной же ударной силой стали так называемые «ЛОМы» — лидеры общественного мнения — гражданские активисты, представители НПО, блогеры и независимые журналисты — цвет общественного мнения, которое существует на сегодня. Во главе — авторитетные общественные деятели, обязательно не находящиеся на госслужбе. Это чисто волонтерская деятельность, зарплаты мы не получаем. Не мне судить, но, думаю, в Алматы нам удалось наладить эффективную работу.

— Расскажите подробнее, чем пришлось заниматься?

— Нам пришлось буквально с ходу включаться в работу. Первая большая проблема, с которой мы столкнулись, это проблема КСК. Мы получали просто шквал жалоб от жителей на их отвратительную работу, на абсолютную непрозрачность того, как они распоряжаются финансами. Мы стали изучать проблему, внимательно рассмотрели закон, регулирующий их деятельность, и увидели, что там есть очень серьезные огрехи. Например, там черным по белому написано, что выборы председателя КСК, какие-то другие вопросы находятся в компетенции самих жителей, которые должны участвовать в собраниях. Но если нет кворума, то есть достаточной явки, то председатель КСК сам принимает нужные решения. Или, например, приглашает удобных для себя людей, которые его в очередной раз переизберут или проголосуют за нужное ему решение, в результате — замкнутый круг. Получается, в законе изначально было заложено противоречие, которое делало его неработающим. Изучив проблему, мы направили обращение в парламент. Результат все могут наблюдать — новый Закон «О жилищных отношениях» должен максимально защитить интересы собственников, а дискредитировавшие себя КСК уже с 1 июля 2022 года перестанут существовать.

Все мы помним трагедию, произошедшую с Денисом Теном. Нас всех тогда шокировала эта беда. Но сразу возникли вопросы. Как возможно, что средь бела дня, в центре города вот так убивают человека? Стали изучать вопрос и вышли на системную проблему. Кражи автомобильных зеркал были поставлены на поток, то есть злоумышленники совершали кражи, потом сдавали эти зеркала и прочие запчасти на авторынках. Оказалось, что полиция фактически никак не контролировала торговлю крадеными запчастями — подумаешь, украл зеркало, мелочь какая. Мы тогда выдвинули руководству страны целый ряд предложений по реформированию деятельности правоохранительных органов, ситуацию с общественной безопасностью в городе надо было менять. А заодно поставили вопрос об отставке министра внутренних дел и начальника городской полиции.

Следующий резонансный случай — крушение лайнера авиакомпании Bek Air в декабре 2019 года. Тогда погибли 12 человек. Там мы тоже обнаружили целый ряд системных нарушений. Самолеты списаны в Афганистане — а их покупают у нас, как такое вообще возможно? Под каждым самолетом стоит таз, чтобы туда масло капало, — это вообще немыслимо! Как можно было принимать такие самолеты? Куда смотрела транспортная прокуратура? Теперь то, что касается земли вокруг аэропорта: там на 2 км должна быть зона отчуждения. А на самом деле земля оказалась распродана и застроена. Ведь если бы не было этих строений, то самолет, не врезавшись в дом, просто прокатился и остановился бы в поле и, скорее всего, люди остались бы живы. Мы тогда направили подробную информацию президенту, правительству, во все инстанции.

— Это случаи, которые имели резонанс на всю страну. А с какими повседневными проблемами пришлось столкнуться?

— Население Алматы стремительно растет, вырос и сам город. С 2008 года в Алматы появилось два новых района — Алатауский и Наурызбайский. Одновременно растут и разнообразные проблемы. Возьмите, к примеру, проблему бездомных собак. В связи с тем, что к городу были присоединены достаточно большие территории Алматинской области, на них оказалось много брошенных собак. Член нашего Общественного совета Аружан Саин создала комиссию, и мы были в шоке, как можно так обращаться с животными. Содержание, отлов и истребление собак ведутся совершенно варварскими методами, хотя есть более гуманные, принятые в цивилизованных странах, которые не причиняют животным страданий. Отсутствует и точный учет отловленных собак. Хотя должен быть сайт, где должна быть размещена информация — найдена собака такая-то — на случай, если ее ищут хозяева.

Занимается Общественный совет и проблемами экологии. Например, оказывается, в город завозят большое количество деревьев, не прошедших карантин, которые заражают другие зеленые насаждения. В результате в южной столице появилось много больных деревьев. В Алматы проводится огромная работа по озеленению города, но требуется квалифицированный подход, а иначе — все насмарку. Также для зашиты экологии в нашем городе, считаю, нужно ввести ограничения по качеству бензину, разрешить передвигаться автомашинам только на бензине евро-5. А экологические посты на въезде в город должны это отслеживать. А сейчас что они контролируют? Сами себя? Вы помните, какой в Алматы был чистый воздух, когда с началом пандемии, во время режима ЧП, город был закрыт на карантин? Я, естественно, не призываю опять закрывать город для казахстанцев, но проблему с чистотой воздуха надо решать.

Недавно долго спорили по вопросу максимально разрешенной скорости движения по проспекту аль-Фараби. Сейчас там разрешено ездить со скоростью 80 км в час, однако опять появилась инициатива, чтобы снизить скоростной барьер до 60 км/ч. Мы выступили против и смогли отстоять свою точку зрения. Для чего делают подобные магистрали — для того чтобы люди могли быстро передвигаться, не так ли? Недавно я был в Баку, там есть подобная магистраль, и на разных полосах разрешена скорость 120, 100 и 80 км в час. Кому нужно ехать быстро, едет по одной полосе, кто не торопится — по другой, не мешая друг другу и не создавая аварийных ситуаций.

Или злободневный сегодня вопрос велосипедных дорожек. Например, на улице Кунаева их провели в некоторых местах с обеих сторон дороги. В результате некоторые магазины, кафе, другие субъекты малого бизнеса лишились парковок. Была большая дискуссия, в результате которой мы приняли решение и порекомендовали городским властям сделать велосипедные дорожки только с одной стороны. Сегодня в городе очень актуальной стала и проблема самокатов. Растет число алматинцев-самокатчиков, соответственно, и число инцидентов с их участием. Нет правил, регулирующих их езду, и до сих пор не могут прийти к решению, считать самокаты полноценным транспортным средством или нет.

— Каков механизм ваших действий для решения этих проблем города?

— Мы не госорган — скорее, «диалоговая площадка», на которой обсуждаем конкретную проблему, ищем пути ее решения, после чего направляем свои предложения органам власти. Всего по различным направлениям у нас действуют 8 комиссий, внутри комиссий созданы комитеты. Заседания Общественного совета проводятся раз в квартал, комиссии собираются ежемесячно, а комитеты — еженедельно. При необходимости ОС может собираться чаще, когда бывают ситуации, которые требуют оперативного реагирования. А острые вопросы в той или иной сфере возникают постоянно, одни проблемы решаются — появляются другие. Вот недавно прослушали отчеты всех районных управлений, а их 20 на восемь районов. Например, на какие нужды они тратят бюджетные деньги. И почему на одних улицах асфальт кладется каждый год, а на других этого и 10 лет не могут дождаться. Выяснился очень интересный факт — как оказалось, многие неудобные вопросы до акима просто не доводили, получался такой «испорченный телефон». Сегодня благодаря нам в акимат стала поступать более-менее объективная информация. То есть, если раньше мы обращались к начальникам управлений акимата, то сейчас находимся в контакте непосредственно с градоначальником.

— На ваш взгляд, удалось ли создать гражданское общество в Казахстане?

— Знаете, здесь две стороны медали. С одной стороны, у нас уже очень много людей с активной гражданской позицией, которые не боятся отстаивать свои права. С другой стороны, к сожалению, в обществе еще очень сильный правовой нигилизм и патерналистские настроения: дескать, государство за нас обязано все делать. Я недавно был в одной из областей Казахстана — и там люди писали жалобу на имя президента, просили решить какую-то насущную для них проблему, но, в принципе, обычный рабочий вопрос. Спросил их: а почему вы этот вопрос не ставите перед Общественным советом? Они на меня смотрят с удивлением: а что, он у нас есть? А ведь большинство подобных вопросов вполне эффективно можно решать на этом уровне, для этого необязательно обращаться напрямую к президенту. Общественные советы ведь для этого и были созданы. Но, к сожалению, наши граждане привыкли считать, что есть «добрый царь-батюшка и нерадивые чиновники», и что только он в случае каких-то проблем сможет им помочь. Поэтому я призываю всех алматинцев быть активнее, чтобы сообща делать жизнь в нашем городе лучше.

СПРАВКА «КП»

На сегодняшний день в Казахстане действуют 230 ОС, в том числе 16 на республиканском уровне, 17 — на уровне областей и городов Нур-Султан, Алматы и Шымкент, 197 — в городах и районах.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz