Сегодня:
Общество8 сентября 2021 6:15

Если факел зажигают…

В минувшее воскресенье в Казахстане отметили один из самых уважаемых профессиональных праздников — День работников нефтегазового комплекса
Семья Байгиреевых.

Семья Байгиреевых.

Редакция «Комсомолки» присоединяется к поздравлениям в адрес людей, избравших своей профессией нести людям тепло и созидательную энергию.

Командир огня

Тот августовский день в 1998 году стал для села Январцево, что в Западно-Казахстанской области, историческим.

Хотя здесь уместно будет сказать, что к историческим событиям этому населенному пункту совсем не привыкать. Основанное в первой половине XVIII века на берегу Урала, Январцево помнит многое. Даже Пугачевское восстание, в котором принимали участие некоторые из его мужиков. Спустя полвека, в 1833 году, сюда приезжал Александр Пушкин, собиравший материал для «Истории Пугачевского бунта». Кстати, в первой главе этого научно-исторического произведения Александр Сергеевич рассказывает о своей беседе с «генварцевским казаком» Степаном Бахаревым. Вслед «солнцу русской поэзии» Январцево посещали этнограф и лексикограф Владимир Даль, его тезка — писатель и общественный деятель Короленко...

Однако вернемся в конец века 20-го. Кто был не в поле и не на смене, побросав домашние дела, собрались в центре Январцево у недавно сооруженного газораспределительного пункта. Все знали, что в их село дадут газ, но вот этот основной момент — самый торжественный — пропустить не могли. Парень в спецовке открыл задвижку, а главное действо свершил самый почетный житель — комбайнер-механизатор, Герой Социалистического Труда Сагидулла Нургалиев. Сагидулла Исаевич на длинном шесте поднес огонь к крану. И вспыхнул факел...

Огонь, как известно, притягивает взгляд. Взрослые в толпе смотрели на трепещущее голубовато-оранжевое пламя с радостью: газ — подмога в их хозяйствах серьезная. А вот двое школьников — Жаныбек и Алтынбек Байгиреевы — с гордостью. Они знали, что этим огнем командует их папа — оператор газораспределительной станции, где в данный момент и находился на смене.

Байгиреев-старший — Муратжан Сагандыкович — познакомился с газом тоже школьником. В 70-е годы неподалеку от Январцево строился участок магистрального газопровода «Оренбург-Новопсков». С мальчишками он прибегал сюда смотреть на поражающие воображение своими габаритами и силой тягачи «Ураган», которые, по-звериному урча, привозили не менее впечатляющего размера трубы. Когда взрослых рядом не было, они катались по этим трубам на велосипедах (сегодня это назвали бы велоконкуром).

Детские впечатления, как и детские мечты — они светлые и сильные. Они надолго остаются в памяти, а иногда и превращаются в судьбу. Как, например, у Муратжана Байгиреева, вернувшегося после армии в родное Январцево. Сначала он поработал монтажником в ТОО «Газовик», а с 2002 года, набрав знаний и опыта, начал трудиться в Национальной газовой компании «Интергаз-Центральная Азия» оператором газораспределительной станции (ГРС-Январцево) Уральского линейно-производственного управления.

Уже через несколько лет эта станция не без участия и усилий Муратжана Сагандыковича стала лучшей в своем территориальном подразделении, а сам он, в совершенстве освоив дело, работал безупречно, без сбоев, передавал свои знания и опыт молодым. В том числе и своим сыновьям — старшему Жаныбеку и младшему Алтынбеку, которые после окончания университета в Уральске пришли к нему на станцию операторами.

В одной нашей беседе с Алтынбеком я как-то спросил его, что повлияло на него при выборе профессии. Что было главным? Не тот ли факел в родном селе?

— И факел тоже, но главное, наверное, бидоны, — ответил Алтынбек. И пояснил — бидоны с горячей водой: — Мы на станцию с отцом возили их на лошадях. Отогревали оборудование, что замерзало иногда зимой.

-

-

Я мысленно представил маленького Алтынбека. Тот факел, понятно, не мог ему не понравиться. Да еще он гордился, что этот красивый огонь зажег и его папа тоже. Но вот его помощь отцу, особенно в трудную минуту, — это уже было совсем другое, что согревало его намного больше, чем горячие бидоны в стылых санях. Что делало его взрослым в собственных глазах.

30 июня нынешнего года Муратжан Сагандыкович Байгиреев ушел на пенсию. Вместо него старшим оператором ГРС-Январцево руководство Уральского линейно-производственного управления назначило его сына — Алтынбека. Тем самым выразив уверенность, что он будет достойной сменой своего отца.

...Алтынбек Байгиреев мне как-то сказал:

— Знаете, почему хорошо было работать вместе — Жаныбеку, отцу и мне — на одной станции? Потому что, например, мы собирались за обедом или ужином и каждый говорил, что в его смене было нештатного, на что внимание надо обратить. Другие все эти моменты из журналов дежурств узнавали. А мы — друг от друга, быстрее, подробнее, точнее.

— Сейчас-то, когда отец на пенсии, уже такого нет? — спросил я Алтынбека.

— Как это нет? Домой прихожу со смены, а батя от меня сразу отчет требует: были или нет ремонтники, там узел такой-то заменили? Короче — на пенсии, а до сих пор в курсе, что на станции, и что там нужно обязательно сделать.

Делай сам!

Знакомьтесь — Асхат Губайдуллин, трубопроводчик Джангалинского линейно-производственного управления НГК «Интергаз-Центральная Азия». Он, можно сказать, срединное звено большой династии газовиков Губайдуллиных.

Асхат Губайдуллин.

Асхат Губайдуллин.

Его дед Искак, отвоевав на фронтах Великой Отечественной, вернулся в родной колхоз Маштексай, что в Уральской области. Заслуженному орденоносцу доверили возглавить профсоюзный комитет хозяйства. А в 60-е, когда он устроился на работу в Кисык-Камысское управление «СаратовТрансГаза», началась газовая стезя Искака Губайдулина и его потомков.

Отец Асхата — Марат Искакович — иногда брал сына на работу. Во время поездки к обслуживаемым участкам, пока не был занят, рассказывал Асхату много интересного. Например, про эти вот полутораметровые трубы — по ним идет газ из Туркмении и Узбекистана. Они тянутся через барханные пески пустынь Кызылкумов и Каракумов, через прикаспийские степи, мимо множества старинных крепостей и поселений в центр России. Потому и называются эти трубы магистральным газопроводом «Средняя Азия-Центр», и он один из самых крупных в мире.

...Так что не стало никакой такой случайностью, что спустя время, когда Асхат окончил уральский колледж по специальности «сооружение и эксплуатация газонефтепроводов», а потом и Западно-Казахстанский инженерно-технологический университет, они снова стали вместе ездить «на трубу». Только отец бригадиром, а Асхат — рядовым трубопроводчиком.

— Папа строгим был, — рассказывает Асхат Маратович. — Что-то не получается, подойду к нему, чтобы помог. А он: «Делай сам!». Опять не выходит, снова подхожу. В ответ: «А ты пробовал разобраться? Иди разберись и сделай!».

После этих слов Асхата Маратовича у меня в памяти что-то блеснуло.

...60-е годы. Целинный край. Мой отец работал в одноименной газете и тоже иногда брал меня с собой на работу. Она, в основном, проходила в командировках. В этот раз мы приехали в один из колхозов, остановились в уже убранном поле на крайней клетке. У полуразобранного комбайна колдовал парень лет пятнадцати, рядом мужчина средних лет. Тот, что постарше, был с моим отцом знаком: они похлопали друг друга по плечам, о чем-то принялись беседовать.

Я вылез из «бобика» (так называли «ГАЗ-69») и подошел к комбайну. У чумазого парня, видать, что-то не получалось: он угрюмо посмотрел на меня и продолжил возиться с какой-то деталью и гаечным ключом. Ничего не добившись, взял эту деталь и сделал несколько шагов к собеседникам. Но тут же был остановлен жестким взглядом и голосом приятеля моего отца: «Делай сам!». Я понял, что он все время, когда разговаривал с моим отцом, в полглаза наблюдал за парнем, потому что через время, повернувшись в сторону комбайна, тем же голосом прикрикнул: «Не так!».

По дороге домой я спросил отца, почему тот, что постарше, не помогает парню, а только прикрикивает. В ответ услышал, что эти двое — отец с сыном. Они вместе разобрали комбайн до последнего винтика, а потом отец сказал, чтобы сын сам, самостоятельно, заново собрал комбайн. Чтобы лучше знал, на чем будет работать.

Через несколько лет я прочел в отцовском сборнике очерк, который так и назывался — «Делай сам!». Там было написано, что этот парень с честью продолжил дело отца — стал потом не просто одним из лучших комбайнеров в крае, но и талантливым инженером, изобретателем.

Так и Асхат Маратович. Он до всего доходил сам — конечно, под строгим отцовским взглядом. Поэтому сегодня во всем огромном трубопроводном хозяйстве ему все до мелочей понятно. И подвластно его рукам. Как и положено линейному трубопроводчику 5-го — высшего — разряда.

Теперь о том, почему я назвал Асхата Маратовича срединным звеном газовой династии. Дело в том, что его дочь Айгерим — правнучка Искака Губайдуллина — после окончания Западно-Казахстанского университета работает в Уральском линейно-производственном управлении специалистом по контрольно-измерительным приборам и автоматике. Правда, сейчас она в декретном отпуске. Что позволяет мне употребить литературное выражение: «Газовая династия Губайдуллиных. Продолжение следует».

...Если факел зажигают, светлей становится дорога.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz