Политика13 октября 2021 6:30

«Комсомолка» и правда

История учит тому, что она ничему не учит
Можно с полным основанием говорить о «произволе» тамошней власти.

Можно с полным основанием говорить о «произволе» тамошней власти.

Именно так можно одной фразой оценить случившееся с нашими «сводными братьями» — сотрудниками «Комсомольской правды» в Беларуси. Газета закрыта, сотрудникам предложено получить либо выходное пособие, либо работу в других подразделениях материнской компании — издательского дома «Комсомольская правда».

Произвольная программа

Можно с полным основанием говорить о «произволе» тамошней власти (именно так назвал все произошедшее с белорусской «Комсомолкой» гендиректор и главред московского ИД «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин). Действительно, в молниеносно случившемся задержании журналиста некогда самой тиражной в «синеокой стране» газеты Геннадия Можейко много непоняток, смахивающих на банальную месть. За что? Да хотя бы за то, как белорусская «Комсомолка» писала о волнениях после очередных «выборов» Александра Григорьевича всея Белоруссии, о задержаниях и исчезновениях людей, продолжающихся по сей день, о реальном — далеко не блестящем — состоянии белорусской экономики. Короче, о том, что говорят все, но не пишет никто. А если кто-то и напишет, то никто не напечатает. Именно так случилось с «КП» в Белоруссии в самые горячие дни прошлогоднего августа, когда ведущие минские типографии дружно отказались ее печатать, сославшись на поломку оборудования.

С другой стороны, белорусские коллеги напоролись аккурат на то, за что боролись: они прекрасно знали природу и повадки своего «колхоза» и менталитет его председателя — «Баць-ки Рыгоровыча». И уж точно должны были просчитывать, что заголовок «Андрей был всегда за правду, мог постоять за себя» к заметке о минском программисте Зельцере, застрелившем сотрудника КГБ (хоть и замененный через несколько минут после появления на сайте), вызовет соответствующую реакцию власти и особенно ее верховного носителя. Да и вообще, может ли журналист (настоящий журналист, а не блогер-хайповщик, коих в наше время расплодилось великое множество) быть свободным от обязанности предугадывать, чем его слово отзовется? В любой стране — хоть самой свободной и демократической. А уж в «колхозе строгого режима» подавно... Так что остается согласиться с оценкой старейшего и авторитетнейшего главреда Владимира Николаевича Сунгоркина, добавив к ней один существенный нюанс: да, это произвол, но вполне себе предсказуемый — особенно для издания, чей бумажный тираж в последнее время приходилось печатать за белорусскими рубежами и не без труда — почти как когда-то газету «Искра» — распихивать по реализаторам...

Впрочем, для нас в этой истории важны не перипетии вокруг молодого журналиста и его коллег, которым можно только искренне и солидарно посочувствовать. Дело даже не в довольно вялой реакции российских властей. В конце концов, белорусская «Комсомолка» — издание местное и потом уже — франшиза российского. К слову, об этом прямым текстом сказал «Голос Кремля» Дмитрий Песков. «Не хочу комментировать то, как белорусские власти выстраивают отношения с белорусскими СМИ, потому что де-юре это белорусское СМИ, и, конечно, это не должно быть с нашим комментарием — действие белорусских властей в отношении белорусских граждан. Мы не комментировали это раньше и не будем это делать и сейчас», — заявил Песков, добавив, что в Кремле «хотели бы надеяться, что действия в отношении журналиста «КП» не связаны с его журналистской работой».

Последняя ремарка Дмитрия Сергеевича, конечно, никого не вводит в заблуждение: очевидно, что арест Можейко, обвиненного по двум статьям белорусского УК — «разжигание ненависти» и «оскорбление представителя власти» — только повод для того, чтобы свести счеты с его изданием. При этом показательно, что Александра Григорьевича не остановило знание (а он не мог об этом не знать) того, что «Комсомолка», по устоявшемуся мнению, — любимая газета Владимира Владимировича. И это мнение имеет под собой серьезные основания. Ведь не случайно же (а такие вещи случайными не бывают) свои встречи с редакторами печатных СМИ президент России неизменно проводит именно в редакции «Комсомольской правды».

Между строк — репутация

Однако, повторюсь, для нас в Казахстане «уроки белорусского» видятся совсем иначе. Кто-то может возразить: мол, о каких «уроках» речь, у нас такое невозможно! Да, все верно. К счастью, у нас тут не Белоруссия, да и руководителя уровня их «колхозного старосты» не то что в президентской резиденции — в отдаленном райакимате редко сыщешь (хотя и бывали случаи!). «КП Казахстан», на первой полосе которой сразу бросается в глаза недвусмысленный слоган «Газета нашей республики», пользуется абсолютно теми же правами и несет ровно такие же обязанности, что любое официально зарегистрированное отечественное издание. Нам, как и «большой» российской «Комсомолке», есть чем гордиться: на наших страницах регулярно появляются знаковые в обществе фигуры, мы свободно поднимаем самые злободневные и острые темы, наконец, именно нам совместно с «материнским» изданием дал первое газетное интервью после избрания президентом Касым-Жомарт Токаев. При этом мы в редакции ощущаем себя гражданами... нет, не мира — космополитского или, как сейчас говорят, глобального — в традиционном понимании этой идиомы. А скорее двух миров — казахстанского и российского, которые в нашем представлении были, есть и должны быть не просто сосуществующими, а взаимно проникающими один в другой и дополняющими друг друга.

И чтобы это подтвердить и отстоять в повседневной информационной практике, мы в своих публикациях никогда никого не «бьем по паспорту» и не «тянем за язык». Ибо понимаем: находясь в самой сердцевине огромного и неоднократно перемешанного евразийского котла, заниматься этим равносильно самоуничтожению. В конкретном случае с нами — самоуничтожению нашей газеты, одной из немногих просуществовавших в независимом Казахстане почти тридцать лет и оставшихся на медийном рынке страны российских франшиз, пользующихся вниманием и уважением самых разных читательских страт — чиновников, военных, любимцев муз, домохозяек... Это то, что принято называть словом «репутация»: создать ее непросто, разрушить — элементарно, а восстановить — невозможно.

Не наступайте на старую «Ленту»!

Вот почему для нас — всех, кто работает в «Комсомолке», главным уроком белорусского стало умение отвечать за слова — даже те, что сказаны за тысячи километров от нашего казахстанского дома. Поэтому мы считаем не просто не зазорным, а жизненно необходимым жестко отвечать политикам, политологам, медийщикам и просто хайповщикам «от Москвы до самых до Аксаев», когда у них начинает чесаться где-то в области пятой графы. Есть отдельные персонажи и целые медиа, для которых такая чесотка давно стала чем-то вроде садомазохистского пристрастия — и крутость собственную публично продемонстрировать, заступаясь за «соотечественников», и со всем сладострастием от них же в бубен получить: мол, какое ваше собачье до наших кошачьих? Одно дело, когда такие любители садо-мазо подают голос на информресурсах вроде lenta.ru, давно освоивших такие «промыслы», и совсем другое, если этот бред появляется под родным для тебя брендом «Комсомолки».

В очередной раз стало «за державу обидно» после публикации одного из мэтров московской редакции «КП» под прямо-таки суперпродажным заголовком «Теперь и в Казахстане готовятся запретить русский язык?». Речь о недавно обсужденном в мажилисе законопроекте по вопросам визуальной информации, один из пунктов которого гласит: информация в объявлениях, меню, на вывесках и информационных табло должна подаваться прежде всего на казахском, а «при необходимости» — на русском и других языках. Это самое «при необходимости» не на шутку возбудило сначала «ленточного» автора, а потом и нашего «комсомольского» товарища. Хотя в проекте закона сказано: казахско-русское двуязычие во всех государственных организациях остается обязательным, а на объектах других форм собственности русский и другие языки применяются на усмотрение собственника при необходимости.

Согласитесь, звучит вполне логично и уж точно делает неуместными радикальные выводы о «полном запрете» языка Пушкина на родине Абая и «окончательном решении русского вопроса» через «десяток лет». А за этим следует привычный уже набор страшилок про «агрессивный тюркский пояс вокруг РФ», о «сбывающихся мечтах недоброжелателей про Россию в границах Московского княжества»...

Ну что тут скажешь? Будь сегодня президентом Казахстана не коренной алматинец и кадровый дипломат с блестящим московским образованием, а колхозник с дипломом учителя истории заштатного белорусского вуза — предсказать после таких «московских арий» судьбу «Комсомолки» в Казахстане можно было бы, не ходя к гадалке.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz