Казахстан
0°
Сегодня:
Общество20 октября 2021 3:50

Полвека человека: Фронтовики, наденьте ордена!

В конце 50-х, когда на свет появилось мое поколение, война уже казалась нам чем-то ужасно далеким
Командование 3-го танкового батальона перед Будапештской операцией. Слева направо в первом ряду: Михайлов Ф.К., Новоселов Е.Ф., Луков С.С., Гузик Ф.Г., стоят - Маршалов П.И., Набока Ф.Д., Початкин Ф.М., Шустов Т.С., Некрасов Д.Ф., Тараненко Н.Т.

Командование 3-го танкового батальона перед Будапештской операцией. Слева направо в первом ряду: Михайлов Ф.К., Новоселов Е.Ф., Луков С.С., Гузик Ф.Г., стоят - Маршалов П.И., Набока Ф.Д., Початкин Ф.М., Шустов Т.С., Некрасов Д.Ф., Тараненко Н.Т.

Фото: из семейного архива

Про нее писали книги, снимали кино, в нее играли пацаны на пустырях и во дворах. А между тем от ее завершения прошло-то всего десятилетие с хвостиком.

Дед. Алма-Ата, 1985 г.

Дед. Алма-Ата, 1985 г.

Фото: из семейного архива

За боевые заслуги

Во времена нашего детства встретить на улице человека с боевыми медалями (именно с боевыми!) считалось делом обычным. Достаточно было выйти из дома, сесть в трамвай, прийти на работу к родителям. Фронтовики мелькали в Советском Союзе повсеместно, все общество было пронизано ими во всех своих слоях и горизонтах. И называли их «ветеранами» — по факту биографии, а не по виду — многие отвоевавшие ведь еще не разменяли тогда своего четвертого десятка.

Чего греха таить, многие орденоносцы вели себя вовсе не так, как подобало фронтовикам-героям. Среди них встречались и завсегдатаи вытрезвителей, и матерые рецидивисты. Война собрала всех вместе, а мир снова развел их в разные стороны. Но и на это не обращалось особого внимания. Ветераны были, как все.

Ветераны войны Института истории АН Каз ССР. Михайлов Ф.К. сидит слева. Алма-Ата, 1985 г.

Ветераны войны Института истории АН Каз ССР. Михайлов Ф.К. сидит слева. Алма-Ата, 1985 г.

Фото: из семейного архива

Многие из них вообще оставались в тени и никогда не надевали свои награды. Те немногочисленные, заслуженные, заработанные кровью и делом, «юбилейные» ордена и медали, которыми их начали осыпать по мере вымирания, тогда еще не вошли в обиход.

Жить вместе со страной

Зато ветераны-орденоносцы были обязательными участниками всех торжественных мероприятий и непременными членами всех президиумов. И в каждой школе они появлялись с заветным постоянством. Рассказывали о своих боевых подвигах, учили уму-разуму подрастающее поколение. Более того, они были рядом с нами в каждой советской семье.

Таким примером, который всегда был перед глазами, являлся для меня Дед. Федор Кузьмич Михайлов. Да что являлся? Является!

Дед был плотью своей эпохи и частью советской страны, с которой безропотно и честно прожил все то, что выпало на ее судьбу. Таковым было его кредо — жить вместе со страной. Когда началась война, он тут же отправился в военкомат и написал заявление на фронт. Но попасть туда оказалось для него не так просто. Вместо призыва на передовую деда, который в те годы руководил республиканским отделением «Казкоопкульткниги», призвали по партийной линии — инструктором Алма-Атинского обкома ВКП(б). И на него тут же распространилась «бронь».

И это было связано вовсе не с тем, что партия берегла своих функционеров. Алма-Ата, на которую свалилась масса проблем, связанных с наплывом беженцев, прибытием эвакуированных предприятий и перестройкой всей жизни к условиям военного времени, отчаянно нуждалась в тех, кто мог и умел утрясать сотни ежеминутно возникающих вопросов и решать великое множество каждодневных задач. Дед, прошедший до войны десяток руководящих должностей в разных советских организациях, в тех условиях был просто незаменим. (Неслучайно среди его боевых наград имеется и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».)

Современник эпохи

Но на фронт Дед все же попал. Был призван в июне 1942 года Сталинским РВК г. Алма-Ата. Правда, воевать пришлось не сразу. А лишь отучившись свое в Военно-политической Академии им. В.И. Ленина на автобронетанковом факультете. Потому в войска, несмотря на сверхускоренный курс обучения, он попал уже специалистом. В звании капитана. На должность заместителя командира 3-го танкового батальона 41-й гвардейской танковой бригады 7-го механизированного корпуса.

В этом звании (правда, с добавкой «гвардии») и в этой части Дед и провоевал всю войну, до своего тяжелого ранения 16 апреля 1945 года в боях за Прагу. (Это было уже второе ранение, не считая двух контузий.) Как провоевал? Думаю, что достойно.

Сам Дед вспоминал о тех годах сухо и неинтересно. Однако в исторической и автобиографической «Повести о военных годах», книге его однополчанки Ирины Николаевны Левченко, где он выведен под фамилией Максимов, но под своим отчеством — Кузьмич, я обнаружил много теплых слов в его адрес. Вот его характеристика «от сослуживицы»:

«Выступал ли Кузьмич на партийном собрании, отдавал ли какое-то распоряжение — во всех случаях на первом месте был командир, его авторитет, его воля. Сам Кузьмич неизменно оставался в тени. Понимание своего партийного долга, свои обязанности замполита капитан Максимов видел не в чванливом афишировании собственных заслуг, а в чести и боевой славе батальона.

Фото 1942 года. С орденами Отечественной войны и Красного Знамени.

Фото 1942 года. С орденами Отечественной войны и Красного Знамени.

Фото: из семейного архива

Так жизнь вторично свела меня с комиссаром фурмановского типа».

На линии огня

А «заслуги» у Деда присутствовали не только на партийных собраниях и митингах. Об этом красноречиво свидетельствуют выдержки из его «наградных листов».

«При атаках на село Лак, Исирлия Нода, Богданяска Нода, Чимишлея шел в атаку на броне танка. 25.8.44 г. в районе леса в 5 км восточнее Корпинень при атаке пехоты противника до 2 батальонов лично принимал участие в контратаке с автоматом в руках и при отражении атаки во время боя был ранен, но остался в боевых порядках».

«В бою смел и решителен. При взятии гор. Дьома, 7.10.44 г., когда противник оказывал яростное сопротивление, тов. Михайлов проявил исключительную храбрость, заметив огонь вражеских батарей, дал возможность танкам подавить их и, зайдя с тыла, первый ворвался в город с танками. Расстреливал врага в упор из автомата и забрасывал гранатами. В этом бою он уничтожил 21 вражеского солдата и 2 офицеров взял в плен. 12.10.44 г. при атаке гор. Орадеа-Маре первым ворвался в город, организовал уличные бои с пр-ом, вывел из строя расчет пушки и тут же организовал популяризацию отличившихся героев».

«12.11.44 г. в боях за гор. Эшед был сам за командира машины и ходил в атаку. При этом было уничтожено: 1 противотанковая пушка, 2 пулемета и до 13 солдат и офицеров противника».

«16.4.45 г. в бою за с. Врбицы тов. Михайлов находился в боевых порядках танков, увлекая личный состав на успешное выполнение боевой задачи. В этом бою уничтожено: 3 танка, 9 бронетранспортеров, 8 противотанковых пушек и свыше 100 солдат и офицеров противника. В этом бою за с. Врбицы тов. Михайлов был тяжело ранен. В боях смел, решителен, находчив».

Что к этому добавить? В Алма-Ату, к семье, Дед, «отвалявшись» в госпитале, вернулся лишь в ноябре 1945-го. Его правая рука до конца жизни почти не двигалась. Однако это позволило ему исполнить наконец свою давнишнюю мечту. Заняться наукой. Трудовую биографию Дед закончил доктором исторических наук в академическом Институте истории, археологии и этнографии им. Валиханова. А умер он на 99-м году жизни, уже в новом тысячелетии...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz