Казахстан
-12°
Boom metrics
Сегодня:
Политика27 октября 2021 3:20

Национальный ответ

При всей своей тонкости и щепетильности национальный вопрос, если он возникает и обостряется, требует быстрого, четкого и адекватного ответа
Дискуссий на эту тему на заре независимости было великое множество.

Дискуссий на эту тему на заре независимости было великое множество.

Фото: пресс-служба Акорды

От власти, от общества, ну, или, по крайней мере — от неких знаковых для этого общества фигур, моральных авторитетов нации. В казахстанском случае, впрочем, все несколько сложнее, ибо в массовом общественном сознании до сих пор не «устаканилось» само понимание, что такое нация — этническая общность или все же гражданская.

Дискуссий на эту тему на заре независимости было великое множество, но они не привели ни к чему иному, кроме взрывного роста иммиграции из страны — по самым скромным подсчетам, Казахстан потерял в середине «лихих 90-х» более миллиона своих граждан. Понятное дело, далеко не худших.

Разумеется, во многом это было «кастрюльным бегством»: после развала большой общей страны, разрыва экономических и вообще всех мыслимых связей, до этого момента существовавших по умолчанию, былое очарование «лаборатории дружбы народов» изрядно померкло.

Ассамблея как панацея

Молодое государство очевидно нуждалось в общей идеологической платформе, позволяющей любому представителю более сотни наций, живущих на казахской земле, воспринять ее как общую родину. Тем более что вскоре на примерах некоторых вчерашних соседей по советской «коммуналке» стало ясно: без сплоченной, граждански единой казахстанской нации невозможно достичь ни социальной гармонии, ни экономического прогресса. А с другой стороны, гражданское единство трудно достижимо на пустой желудок.

Вот почему, провозгласив свою историческую — без всяких кавычек и натяжек — формулу выживания страны «сначала экономика, потом политика», Нурсултан Назарбаев сделал из этой аксиомы единственное исключение, уделив первостепенное внимание политике межнационального единства и согласия. В 1995 году, во многом переломном (принятие новой Конституции на референдуме плюс еще один общенациональный плебисцит о продлении полномочий президента), страна получила еще и новый общественный институт — Ассамблею народа Казахстана.

Вес и значимость АНК должно было придать непосредственное руководство ею президента. И это сыграло свою стабилизирующую роль — уже к концу века темпы отъезда «некоренных» существенно замедлились. А вскоре начался экономический подъем, отодвинувший межэтническую проблему на задний план. Более того, государственная идеология получила мощный козырь — казахстанскую модель политической стабильности и межнационального согласия.

Последовавшие в рамках этой модели и под эгидой новой структуры форумы дружбы, фестивали творчества, выставки ремесел, заседания «малых ассамблей» с песнями и плясками юношей и девушек в ярких и богато расшитых национальных костюмах — все это со стороны выглядело впечатляюще и дарило почти забытое с советских времен ощущение «уверенности в завтрашнем дне». Впрочем, кавычки здесь — скорее, дань стилистической норме, нежели ирония: большинство тех, кто сегодня или уже уехал из страны, или сидит на чемоданах, признаются, что в тот светлый жизнеутверждающий период не помышляли об этом. В обществе, на какое-то время убаюканном нефтяными сверхдоходами «тучных нулевых», воцарилось некое умиротворение. К тому же юная, хорошеющая на глазах столица едва ли не ежемесячно принимала прекрасно организованные и шикарно обставленные международные саммиты, гости которых не скупились на комплименты (вполне заслуженные, если сравнивать с соседями) «уникальной казахстанской модели мира и согласия».

«Витрина мира и согласия»

А потом... Потом представители отечественного истеблишмента так привыкли к этой сияющей рекламными вывесками витрине, что перестали обращать внимание на происходящее на «заднем дворе»: там пьяную драку молодежи с разным разрезом глаз спишут на «чистое» хулиганство, тут замнут «баклан» школяров или явно провокационную публикацию в интернете. Откровенно затаилась, «забронзовела» и АНК, хотя она к этому времени превратилась в достаточно мощную структуру с миллиардными вливаниями из центрального и региональных бюджетов, просторными домами дружбы в обеих столицах и в областных центрах. А главное — со своими экспертно-аналитическими структурами, регулярно, если верить осведомленным людям, проводившими замеры «средней температуры» национального вопроса в целом по стране и по ее городам и весям. Наверняка результаты этих замеров читали и анализировали где-то «наверху», скорее всего, даже принимали некие не афишируемые меры. Но делать это достоянием гласности, а тем более, устраивать в публичном пространстве «разборы полетов», избегали: народ должен быть уверен в непоколебимости одной из главных твердынь нашей независимости — межэтнического мира.

А тем временем в Казахстане все чаще и чаще происходили события, способные если не расколоть, то, во всяком случае, пошатнуть это действительно огромное завоевание. Сначала Маловодное и Казатком, потом стычка с узбекскими дехканами на крайнем юге, потом побоище в карагандинском «Древнем Риме». И, наконец, откровенно тревожный симптом — кровавая трагедия в Кордайском районе... И как же на это реагировала АНК, задумывавшаяся изначально, как «мотор» казахстанской модели мира и согласия? Надо признать: во всех случаях, включая кордайский, этот «уникальный» механизм либо вовсе не заводился, либо отделывался поздним зажиганием. Критики Ассамблеи вели по ней непрерывный прицельный огонь, несколько стихший после передачи руля АНК от Елбасы действующему президенту. Однако мало кто верил в дальнейшие перспективы АНК и ее способность возродиться в качестве действенной «мягкой силы» для поддержания «фирменной» модели казахстанской межнациональной стабильности.

Проверка боем

Однако Касым-Жомарт Токаев явно считает иначе. Во всяком случае, таковы первые впечатления от прошедшего неделю назад расширенного заседания Совета АНК. Что же принципиально нового сказал народу Казахстана председатель Ассамблеи этого народа? Во-первых, он, пожалуй, впервые после скандального выпада двух российских думцев — Никонова и Федорова — открыто объявил эти и подобные вещи оружием в информационных и различных гибридных войнах, активизировавшихся в последнее время. Справедливость такого утверждения, к сожалению, подтверждает повседневная практика: и дня не проходит без откровенно тенденциозных, а порой прямо провокационных высказываний и публикаций в информационном поле даже России. Которая, казалось бы, накрепко связана с Казахстаном Договором о вечной дружбе и стратегическом партнерстве и устами своих руководителей не перестает клясться в верности этим принципам. Казахстанская «Комсомолка» постоянно напоминает о подобном «дуализме», всякий раз подчеркивая недопустимость и откровенную вредность подобных информационных вбросов. И вот отныне тем же самым будет заниматься АНК. Что особенно важно — ведь эта структура, наделенная конституционным статусом, полномочна говорить и действовать от имени всего многонационального народа нашей страны. Расчет безошибочен, поскольку теперь отповедь посягающим на наше единство будет исходить от уполномоченного «общественно-государственного» органа, в котором представлены различные этнические группы и который возглавляет первое лицо государства.

Во-вторых — и это, может быть, еще важнее — Ассамблея становится, по сути, координатором всей этнополитики государства в центре и на местах. Именно АНК теперь отвечает за то, что президент Токаев назвал «нулевой терпимостью к конфликтам на этнической почве». А это уже не песни-пляски перед начальством и гостями заморскими — тут придется вести постоянные непростые переговоры с акиматовскими, полицией и прокурорами, добиваясь адекватной реакции на каждое проявление национальной нетерпимости — и в том числе, того, что президент дипломатично назвал «этническим высокомерием». Вот мы и получим возможность оценить АНК, что называется, в «условиях, приближенных к боевым».

В-третьих, Касым-Жомарт Кемелевич, по сути, вывел из зоны комфорта акимовский корпус, заявив: «Эффективное проведение информационной работы Ассамблеи должно стать отдельным направлением для каждой аудитории. Одним из важных инструментов распространения информации стали электронные СМИ и социальные сети. Главы регионов как руководители местных структур Ассамблеи должны быть активны в информационном пространстве». Так — ненавязчиво и дипломатично — руководитель страны напомнил своим «наместникам», что именно они в конечном счете отвечают за мир и согласие на вверенных им территориях. Именно им теперь предстоит «развивать регионы прежде всего с точки зрения исключительной важности достижения гармонии в этнодемографической сфере». Это они будут «целенаправленно проводить политику социально-экономической интеграции этносов и пресекать любые трения на этой почве во избежание их перерастания в конфликты». Судя по всему, власть извлекла урок из кордайской трагедии и теперь станет расселять этнические анклавы наподобие дунганского в Жамбылской области. Президент прямо заявил о «негативной тенденции образования замкнутых этнических районов и кварталов в сельской местности и городах нашей страны». А бороться с этим явлением предстоит акимам (они же — председатели местных ассамблей). Та еще задачка, если честно. Ведь, как показывает практика, даже тридцатке самых продвинутых стран мира, в которую мы вроде как стремимся, ее решение не по зубам...

Впрочем, не зря сказано про дорогу, которую осилит идущий: в кои то веки и во многом «потешной» (в петровско-историческом смысле этого слова) до сих пор Ассамблее с ее местными «дочками»-ассамблейками найдется достойное дело — осуществлять, как это называлось в былые времена, «идеологическое руководство» намеченным «великим перемещением народов». Все полезнее, чем хороводы в кокошниках водить! Вот по итогам этой тяжкой и деликатной работы и станет понятно, упразднять АНК за ненадобностью или «отправить на повышение», преобразовав в совсем уже серьезную государственную структуру типа министерства по делам национальностей.

А пока стоит начать с малого — научиться давать грамотный и убедительный отпор всяческим инсинуациям и наветам — хоть забугорным, хоть отечественным. Президент сформулировал эту задачу с редкой для его профессионально-дипломатичной стилистики жесткостью: «Ни одно слово, произнесенное против единства и мира в нашей стране, не должно остаться без ответа».

Подтекст

И еще один принципиально важный посыл прозвучал в выступлении главы государства: «Замалчивать эти (межнациональные. — Ред.) проблемы нельзя. В противном случае это может привести к нежелательным результатам, и мы не сможем реалистично оценивать всю сложность возникающих вопросов».

Этими действительно многозначительными словами президент, во-первых, публично признает сам факт существования в стране проблем на «национальной почве», а во-вторых, призывает перевести их обсуждение в публичную плоскость. И то, и другое, конечно, свидетельствует об очевидном политическом мужестве Касым-Жомарта Токаева. Вопрос в том, хватит ли такого мужества у его подчиненных. Или опять предпочтем самый легкий путь — «запеть и заплясать» проблему?

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz