Казахстан
-10°
Сегодня:
Экономика17 ноября 2021 3:30

Вышел Казахстан на майнинг-стрит…

Событие из ряда вон выходящее: Казахстан вошел в число лидеров одного из мировых «цифровых» рейтингов — стал вторым в мире по добыче криптовалюты
Новость о том, что Казахстан занял второе место по добыче биткоинов, уступив пальму первенства лишь ведущей финансовой державе — США, взорвала не только Казнет.

Новость о том, что Казахстан занял второе место по добыче биткоинов, уступив пальму первенства лишь ведущей финансовой державе — США, взорвала не только Казнет.

Стоит ли нам этому радоваться?

Рывок на пьедестал

Новость о том, что Казахстан занял второе место по добыче биткоинов, уступив пальму первенства лишь ведущей финансовой державе — США, взорвала не только Казнет. Об этом сообщили самые авторитетные зарубежные агентства: начиная от Reuters и Bloomberg, заканчивая Forbes и РБК. Наши государственные СМИ назвали это достижение буквально так: «цифровой прорыв Казахстана».

Финишный спурт, приведший страну на вторую ступеньку пьедестала почета, на «съемке замедленного действия» выглядит так: в апреле этого года мы были третьими по майнингу криптовалют с 8,2% от общего мирового объема, а буквально за полгода, резко увеличив скорость, превысили этот показатель более чем вдвое, достигнув 18,1%. То есть сегодня каждый пятый биткоин в мире — made in Qazaqstan. Учитывая, что в нашей стране майнинг был легально разрешен всего лишь полтора года назад (соответствующие поправки в законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий начали действовать с 25 июня 2020 г.) — результат и вправду впечатляющий!

Итак, что же такое майнинг, кто конкретно им занимается? Действительно ли наша страна осуществила грандиозный прорыв в IT-сфере? Сможет ли каждый пятый мировой биткоин укрепить экономику Казахстана в целом и повысить благосостояние каждого казахстанца в отдельности?

Попробуем разобраться.

Валюта «на-гора»

Простой вопрос: может ли среднестатистический человек поехать на чемпионат мира (вид спорта не имеет значения) и сразу же занять там призовое место? Ответ очевиден: такая вероятность крайне мала. Даже опытному спортсмену для такого результата требуются годы упорных тренировок. Так и в высоких технологиях: для создания тех же айфонов и прочих девайсов, то есть сложных устройств, нужны инновационная промышленность и высокопрофессиональные специалисты.

Так что же означает слово «майнинг»? Майнинг (буквально: добыча полезных ископаемых) — это процесс извлечения из «цифровой руды» криптовалюты или виртуальных денег — биткоина, эфириума и других. Чтобы добыть такую валюту, современному «шахтеру»-майнеру" требуется компьютер с мощными процессором и видеокартой. Ну и, конечно же, бесперебойное электропитание. Компьютеры добытчиков со всего мира объединены в общую сеть, где они осуществляют сложные математические вычисления. После их выполнения (и после того, как полученные результаты будут проверены другими пользователями сети) майнер получает определенное вознаграждение в виде криптовалюты. Процесс этот не быстр, но чем мощнее компьютер, тем, соответственно, быстрее он просчитывает транзакции и выполняет необходимый блок вычислений. И тем быстрее и больше майнер заработает.

Теоретически каждый обладатель компьютера с приличными характеристиками может добывать криптовалюту. На это и был расчет Сатоши Накамото (отец-основатель биткоина), который полагал, что таким образом миллионы людей смогут стать частью единого цифрового общества. Так в принципе это и происходило... до определенного времени.

Когда Накомото представлял миру свое изобретение, скорость добычи и время на нужные вычисления не требовали больших компьютерных мощностей и ресурсов. Да и сами расчеты были гораздо проще. Но после того как сеть биткоина разрослась благодаря многомиллионной бригаде «шахтеров» со всего света, сложность вычислительных процессов пропорционально увеличилась. Теперь нужно было просчитывать и выполнять все больше и больше хэш-операций, то есть криптографических действий, и ресурсов каждого отдельного компьютера стало не хватать. Поэтому сообразительные пользователи начали объединять свои технические мощности. Так появились майнинговые фермы.

Требования к оборудованию многократно возросли: так как вычисления происходят в режиме 24/7, то энергопотребление суперкомпьютеров также сильно выросло. Ко всему прочему, возникла необходимость в охлаждении майнингового оборудования, что повлекло дополнительные энергозатраты. В конечном счете, цена на электроэнергию стала определяющим фактором во всей майнинговой индустрии. В странах, где стоимость киловатт/часа велика, шансы встретить майнера, а тем более майнинговые фермы, крайне низки.

«Цифровой прорыв» или криптоэкспансия?

Теперь самое время обратить свое внимание на обстоятельство, случившееся не так давно в Китае. К 2019 году доля этой страны в мировой индустрии майнинга составляла 75%. Сегодня же она практически достигла нуля: майнинг в Китае официально запрещен. Причин много, а главная из них — запуск проекта «цифровой юань». Решение китайских властей привело к повальному бегству майнеров из страны, поскольку ее законы, как тому и положено, суровы. Самыми популярными направлениями для переезда «шахтеров» из Китая стали Казахстан, США, Канада и Россия.

Именно в это самое время доля Казахстана в мировом майнинге одномоментно увеличилась в шесть раз: с 1,4% до 8,2% (вот, оказывается, как начинался разбег Казахстана к «цифровому прорыву»!). Только одна китайская компания Bit Mining в первые месяцы запрета на родине перевезла в нашу страну партию из 320 майнеров.

Для сравнения: после прибытия китайских «шахтеров» в США добыча биткоинов там увеличилась в четыре раза, что вывело эту страну в безоговорочные лидеры криптодобычи.

Почему же самым привлекательным стал Казахстан? Выбор китайских специалистов был вполне прагматичен: у нас общая граница и, по мировым меркам, дешевая электроэнергия. Затраты на переезд и дальнейшие расходы — минимальны.

В итоге получилось, что пресловутый прирост цифровой отрасли произошел не за счет местных кадров, а за счет гастарбайтеров. А как иначе сказать о тех, кто приезжает в какую-либо страну и, используя местные ресурсы, например, субсидируемые государством тарифы на электроэнергию, зарабатывает немалые деньги, а затем отправляет их на свою родину, практически ничего не оставляя внутри территории временного пребывания. А вообще-то их лучше назвать так: цифровые гастарбайтеры.

Первопроходцы виртуального Клондайка

Мы помним, что майнинг у нас разрешен законом с прошлого года. До этого времени само это понятие ни в одном документе не было прописано. Воспользовавшись тем, что «все, что не запрещено, то разрешено», особо предприимчивые соотечественники начали добывать биткоины задолго до официального старта — примерно с первой половины 2017 года.

Сегодня в Сети можно найти немало откровений опытных казахстанских майнеров. Они сетуют на постоянно растущие тарифы на электроэнергию и цены на «железо». Все они употребляют такие серьезные термины, как «инвестиции», «рентабельность», но определить с их слов, насколько этот бизнес прибыльный, — невозможно. С одной стороны, это понятно: вряд ли тот, кто зарабатывает неплохие деньги, будет делиться своими знаниями с окружающими, среди которых вполне могут оказаться люди с бейсбольными битами или удостоверениями налоговых инспекторов.

С другой стороны, если они этим все-таки занимаются, значит, хоть что-то да зарабатывают. Это становится понятно благодаря сайту объявлений. Например, только в Нур-Султане один запрос на тему «майнинг» выдает порядка 60 объявлений. Ценник простенького оборудования из 5 видеокарт начинается от миллиона тенге. А за аппарат средних характеристик придется выложить в несколько раз больше. При этом нужно понимать, что оборудование для добычи криптовалюты остается актуальным не более двух лет, а то и меньше. То есть бэушное «железо» скорее вас разорит, чем озолотит.

Мне удалось отыскать (правда, с трудом) одного столичного «шахтера», который согласился со мной побеседовать. На условиях анонимности он рассказал свою историю похода на цифровой Клондайк. Привожу его дословно.

— Майнить я начал два года назад. Был интерес попробовать, что это такое, ну и, конечно, заработать денег. Весь процесс добычи происходил в офисе, где я работал, в серверной комнате. Компьютер у меня был средней мощности с двумя видеокартами, поэтому майнил я в пуле. Пул — это специальные сервера, где маломощные компьютеры объединены в одну сеть. В ней могут находиться сотни, и даже тысячи компов.

Далее между участниками пула распределяются задания по вычислению хэша — расчету блоков электронной валюты, блокчейна. После того, как все компьютеры пула просчитают определенный хэш, в зависимости от количества выполненных операций выплачивается вознаграждение. Сумма делится на количество участников. Это стандартная схема майнинга.

Моя задача была проста: я отвечал за температуру оборудования и все. Так как нагрузка на видеокарты была большой — они нагревались до 90°С, а их загрузка — 100%, то пришлось отдельно докупить систему охлаждения. Месяц мой компьютер работал в круглосуточном режиме. В итоге за это время я заработал 0,000000009 биткоина. Это 0,25 тенге!

Почему столько? Мой комп, я же говорил, маломощный. К тому же, когда ты майнишь не самостоятельно, а на сервере, то с тебя удерживается определенная комиссия. Да еще там существует такая опция, как минимальный порог выхода на обналичивание. То есть ты не сможешь снять со своего счета деньги, пока не намайнишь нужное количество биткойнов. Обналичить свое вознаграждение я не смог — не достиг нужного порога.

Еще интересная фишка про виртуальный кошелек, где хранятся биткоины. На момент моей добычи кошелек «весил» 120 Гб, его нужно было скачать из интернета. И по мере выполненных транзакций объем этого кошелька только увеличивался. К тому же каждый следующий расчет хэша шел со все возрастающими затратами электроэнергии и других ресурсов. Получается, назад повернуть жалко: уже столько вложено, поэтому — только вперед!

Как узнал о майнинге? Информацию я нашел в интернете, все это есть в открытом доступе. Стоит ли начинать майнить? Думаю, в принципе, можно, но нужно немало в это дело вложить. Чтобы был толк, нужна хорошая видеокарта, которая только одна стоит от миллиона тенге, а в идеале их нужно штук шесть. Это главная составляющая добычи, хотя сейчас уже майнят и на оперативную память, и даже на жесткие диски. В итоге я это дело бросил. А некоторые мои коллеги продолжают. Но, знаешь, они занимаются этим украдкой, на работе. Трясутся, чтоб начальство не поймало ...

Выслушав собеседника, я вспомнил, что таких «старателей» все же ловят. Многие, наверное, помнят, как сотрудники КНБ «вывели из игры» сборную команду из нескольких областей Казахстана, использовавшую коллективную мощь своих рабочих компьютеров и серверов. Она, эта мощь, была немалой: как-никак, игроки сборной трудились не где-нибудь, а в Комитете государственных доходов Министерства финансов РК.

Случай со сборной налоговиков — громкий, с последовавшим уголовным продолжением. А сколько азартных добытчиков, безвозмездно заимствующих у государства электроэнергию, осталось вне поля зрения правоохранителей? Бог весть...

В наш век время бежит быстро. С таким же темпом происходит и естественный отбор. Теперь на общем майнинг-поле одиночек становится все меньше. Их сменяют хищники совсем другой величины.

Как отметил на недавней пресс-конференции заместитель министра энергетики Мурат Журебеков, сейчас в Казахстане зарегистрировано порядка 50 компаний, занимающихся майнингом в промышленном масштабе.

Кто же эти IT-промышленники, какие средства они вкладывают в свои фермы, сколько электроэнергии фермы эти потребляют и платят за нее? А главное — какую отдачу дают? Однако найти можно крайне скупую информацию всего лишь о трех компаниях из 50!

Что же это за тихая тайна, окутавшая наших «фермачей», крупных добытчиков биткоинов? Однажды я услышал от коллеги фразу о том, что на самом деле не деньги любят тишину. Тишину любят люди, которые эти деньги «делают». С присущими этим людям способностями и возможностями. А у некоторых людей возможности поистине безграничны благодаря особой заботе или прямому попустительству облеченных властью чиновников. А если точнее — беспредельны, во всех смыслах этого слова...

В этом я твердо убедился, продолжив свое путешествие в цифровой Клондайк. Но об этом — в следующем еженедельном номере.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz