Казахстан
+15°
Boom metrics
Общество22 декабря 2021 3:30

В городской тиши…

Кладбища во многом определяют «лицо» города. Как бы странно это ни звучало
Евгения МОРОЗОВА
У этого кладбищенского храма, кстати, удивительная история.

У этого кладбищенского храма, кстати, удивительная история.

И я в своих многочисленных поездках по стране и миру всегда обращаю внимание на городские кладбища. Иногда даже хожу на «кладбищенские» экскурсии, как это было в Москве, Париже, Берлине, Петербурге... Или просто стараюсь пройтись по погосту, рассматривая надгробные памятники и читая эпитафии. Особенно если город старый, имеет длинную, славную историю.

В Петропавловске, куда приехала в командировку, времени на прогулки по кладбищам у меня не было. Но кладбищенская тема там прямо-таки преследовала. В первый же день, прогуливаясь по старому городскому парку, увидела могилу...

Надпись на памятнике сообщала, что здесь похоронен Бекен Жумабаев (1865 — 1934 годы), отец великого казахского поэта Магжана Жумабаева — одного из основоположников современной казахской поэзии, педагога, лидера казахского национально-освободительного движения. Погиб поэт в 1938 году во время сталинского террора. Немедленно возник вопрос: почему отца поэта похоронили именно здесь, в парке?

— Вопрос поставлен неправильно. Это не его похоронили в парке, это парк разбили на месте старого мусульманского кладбища... Оно когда-то занимало более 48 гектаров этой части парка, последние захоронения производились в 30-е годы прошлого века. Их никуда не переносили, убрали только надгробные плиты. Часть этих плит сейчас находится на территории мечети. В парке сохранилось лишь вот это захоронение, — рассказала учитель истории петропавловской школы С. Радонежского Светлана Цветкова.

А на следующий день, заехав в епархиальный музей города, я увидела рядом с ним — буквально у входа в здание — могилы. Могилы старые, XIX век, начало XX... Поинтересовалась у смотрителя музея Валентины Махини, кто там захоронен. И оказалось, это тоже старое кладбище, только уже православное. Точнее, то, что от него осталось.

А на следующий день, заехав в епархиальный музей города, я увидела рядом с ним — буквально у входа в здание — могилы.

А на следующий день, заехав в епархиальный музей города, я увидела рядом с ним — буквально у входа в здание — могилы.

— В 1885 году перед Петропавловском встал вопрос о необходимости открытия в городе нового кладбища, на старом уже не было мест. В северной окраине города было выделено место и для кладбища, и для строительства при нем церкви в честь Всех Святых. И в 1894 году была построена кладбищенская Всехсвятская церковь — бесприходная, однопрестольная. Построена она была на деньги петропавловского купца Саввы Исидоровича Хлебникова и жены его Анны Дмитриевны, их могилы вы и видели рядом с музеем, — объяснила смотритель.

У этого кладбищенского храма, кстати, удивительная история. «Построен храм в форме корабля, на вершине которого, подобно мачтам, находятся шесть куполов», — так писала о нем когда-то петропавловская пресса. Конечно, стараниями не одних только Хлебниковых был поставлен храм. Есть легенда, что постройку храма благословил и даже внес деньги на него, будучи проездом через Петропавловск, святой праведник Иоанн Кронштадтский. В церковной ограде покоятся петропавловские и другие жертвователи на строительство храма — Иоаким Петрович Цаплин с женой Валентиной Иосифовной. Храм пережил все невзгоды и не закрывался даже в советское время, когда все другие религиозные сооружения в Петропавловске были либо разрушены, либо закрыты... Церковь в честь Всех Святых осталась тогда единственным действующим городским храмом. И до сих пор действует — стоит красивая, светлая. Возможно, уцелела она именно потому, что была кладбищенской. Отпевать покойных где-то ж надо было, и это понимали даже большевики.

В церковной ограде покоятся петропавловские и другие жертвователи на строительство храма — Иоаким Петрович Цаплин с женой Валентиной Иосифовной.

В церковной ограде покоятся петропавловские и другие жертвователи на строительство храма — Иоаким Петрович Цаплин с женой Валентиной Иосифовной.

А самого кладбища уже не существует. Когда-то тут были упокоены те, кто строил город и прославлял его своими делами, — купцы, священники, интеллигенты, почетные граждане города. И самые обычные горожане. Были тут и братские могилы: жертв гражданской войны, погибших от голода и эпидемий, умерших в городских госпиталях во время Второй мировой. Здесь же где-то, в какой-то безымянной могиле, был захоронен и Владимир Иванович Черемисинов, городской голова дореволюционного Петропавловска. Его расстреляли в 1919 году якобы за сотрудничество с колчаковцами. А в 1997 году реабилитировали — за отсутствием вины. Но могила его так и не нашлась.

Кладбище было очень большим, сколько там было всего могил — никто не знает. Последнее захоронение на нем датировалось 1952 годом. В начале 60-х начался процесс его ликвидации, как мне рассказали, и перенос захоронений на другое кладбище, которое находится по улице Мусрепова. И там до сих пор сохранилось несколько «перенесенных» обелисков и памятников, свидетельствующих об этом.

В парке поставили монумент в память о когда-то погребенных тут петропавловцах. А другую часть могил, небольшую, переместили на территорию церкви. Неподалеку от церковной ограды сохранились кое-где старые надгробия и кресты... Вот такое напоминание всем нам — мы не вечны, и могилы людские тоже не вечны...

А «новое» кладбище мы увидели на третий день, когда уезжали из города. За окном машины немного в стороне от нашей дороги, на горе, увидели могилы. И попросили водителя подъехать к кладбищу. Оно встретило нас рядами свежих могил, усыпанных искусственными цветами. Как рассказал нам сотрудник кладбища, самое известное захоронение на этом кладбище — могила генерал-майора Красной армии Максима Шмырова. Она здесь появилась недавно, всего два года назад, хотя умер прославленный генерал еще в октябре 1941 года в селе Боровом.

Самое известное захоронение на этом кладбище — могила генерал-майора Красной армии Максима Шмырова.

Самое известное захоронение на этом кладбище — могила генерал-майора Красной армии Максима Шмырова.

Детектив, не иначе.

Родился Максим Шмыров 25 августа 1901 года в Саратовской области. Был участником гражданской войны. Служил в рядах Красной армии, за боевые заслуги в этот период награжден орденом Боевого Красного Знамени. После Военной академии имени М.В. Фрунзе продолжил службу в должности командира бригады, был командиром 70-й стрелковой дивизии Ленинградского военного округа. Принимал участие в советско-финской войне, был командиром особого стрелкового корпуса.

Скончался Максим Сергеевич 8 октября 1941 года в госпитале в поселке Боровом, где был на лечении. И там же был похоронен. Не стали везти тело в родной Саратов, что было логично — война.

А потом его решили перезахоронить в Петропавловске на старом Всехсвятском кладбище. Что послужило причиной — неизвестно, возможно, таково было предсмертное желание самого генерала. Ну а после ликвидации этого кладбища прах Максима Сергеевича перенесли на другое — «военное», на котором похоронены солдаты, умершие в госпиталях города во время войны. Теперь и это кладбище закрыли, оно сейчас не охраняется, совсем заброшено. И могила героя финской войны опять поменяла прописку... Очень надеемся, что это посмертное пристанище героя войны будет действительно последним...

Вот какие истории могут рассказать надгробные плиты. Ведь кладбище — это место, где нашли последний приют многие известные городские личности. Этих людей давно нет, но мы вспоминаем их дела и творения, а значит, они живы. В нашей памяти.

Фото: АПН

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz