Казахстан
+24°
Boom metrics
Сегодня:
Экономика27 июня 2024 16:50

Как судебная система разрушает инвестиционный климат

Казахстан намерен взяться за «важнейшие кардинальные реформы», которые приведут уровень ведения бизнеса в республике к стандартам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
Источник:kp.kz
©kp.kz

©kp.kz

Такую цель в феврале этого года обозначил президент Токаев на инвестиционном круглом столе «Казахстан – Италия». По мнению главы государства эти меры сделают отечественную экономику более прозрачной, устойчивой и динамичной.

Что же, задача достаточно ясна и прагматична: инвестиционный климат и практика ведения бизнеса в стране должны отвечать высоким мировым стандартам.

Тем более, что по ряду причин инвестиционный климат в стране трудно назвать здоровым. Только в 2023 году приток прямых инвестиций в Казахстан уменьшился вдвое. И, по мнению большинства независимых экспертов, как национальных, так и зарубежных, стране потребуется долгий путь, чтобы выйти на устойчивые позиции в вопросах эффективной инвестполитики.

Не последнюю роль в задержке на этом пути играет частая реорганизация правительственных структур, передача полномочий по управлению отраслями экономики из одного ведомства в другое или вновь созданные нацструктуры. В такой ситуации сложно говорить не только о логике развития, но даже о преемственности в решениях, ответственных за этот блок госорганов.

Что же касается прозрачности и устойчивости, то степень административного давления на бизнес и вмешательство госорганов в бизнес-процессы не только сохраняется, а можно смело говорить, что местами оно заметно растет. Свою роль играют и пресловутый ресурсный протекционизм вместе с коррупцией.

Но, пожалуй, все же главным тормозом на пути к светлому инвестиционному будущему является нестабильность законодательства и отсутствие единообразной правоприменительной, в том числе, судебной практики.

К сожалению, как рядовые граждане, так и хозяйствующие субъекты, национальные, и, что особенно печально, иностранные инвесторы не видят исполнения принципа верховенства закона в стране.

У многих из них есть стойкая убежденность, что судьи отдают предпочтения государственной стороне, что идет криминализация гражданско-правовых отношений и вышестоящие суды «штампуют» свои решения по образцу решений судов нижестоящих в ущерб принципам справедливости и объективности. И конечно, большинство уверены в коррумпированности судей и принимаемых ими незаконных решений по многим делам.

Есть укоренившееся мнение, которое, впрочем, легко подтвердить статистикой, что в Казахстане очень сложно, почти невозможно одержать «победу» в судебном разбирательстве против государства.

Отдельные судьи считают рискованным выносить решения в пользу частных лиц (физических и юридических), независимо от конкретных обстоятельств дела, иначе они могут быть обвинены в коррупции.

Особенно такая ситуация характерна для разбирательств, связанных с налоговыми, таможенными, экологическими спорами. В таких делах, лица, наделенные судебной властью, основываясь на собственном, порой ложном понимании интересов государства и общества, вопреки установленным и доказанным обстоятельствам о невиновности частного лица (предпринимателя, частной компании) и в нарушение требований материального законодательства, выносят неправосудные решения, подрывая и без того невысокий уровень доверия к судам.

А участившаяся в последние годы практика принятия судами к рассмотрению дел с нарушенными сроками исковой давности, думается, наверняка, снизит этот уровень доверия ниже порогового. Нужно ли кому-нибудь объяснять, что такая практика – это подрыв уже даже не инвестиционных, а конституционных прав, угрожающая праву собственности. Какими словами, при такой «температуре», можно описать иностранному предпринимателю характер нашего инвестиционного климата?

Кто будет вкладываться в экономику, если он находится под угрозой оспаривания объекта своих инвестиций, рискуя получить судебное постановление о недействительности предыдущих сделок?

Сегодня изъятие собственности - печальная реальность для предпринимателей. При этом в большинстве речь идет о применении исковой давности в спорах не между частными субъектами, а в спорах, по которым истцами выступают госорганы или прокуратура.

Как утверждает бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов сегодня предпринимателям массово прилетают иски по земельным участкам. Госорганы инициируют судебные разбирательства и пытаются принудительно изъять земли, выданные в аренду либо проданные с 2007 по 2020 годы. Яркий пример тому, удовлетворение Межрайонным экономическим судом Алматы иска департамента по управлению земельными ресурсами в споре о земельном участке Казахского национального университета имени аль-Фараби, проданного бизнесменам в далеком 2007 году. А все потому, что местные акиматы выдавали участки с нарушениями. И чиновников, которые, кстати, у нас почти все сплошь ответственны за привлечение инвестиций и благоприятствование предпринимательству, не волнует, что за прошедшие годы на этих землях бизнесмены построили предприятия и вложились в инфраструктуру.

И таких дел на сегодня по всей стране свыше 2000. Получается, что несмотря на установленные законодательством сроки исковой давности в три года, их можно нарушать, подавая иски о признании сделок недействительными когда угодно, хоть через пять, десять, двадцать лет. Для казахстанского бизнеса это несет необратимые последствия.

Одним словом, зачем с высоких трибун говорить об улучшении инвестиционного законодательства и прочих «печеньках» для инвестора, изобретать многообразные «дорожные карты» по улучшению предпринимательского климата, если у всех на глазах уничтожается институт исковой давности, создающий элементарные условия правовой определенности и публичного права?

Ну и, как известно, любая возможность отодвигать временные пределы предъявления исков грозит злоупотреблением и недобросовестным использованием полномочий, тех кто за этим стоит.

Остается добавить, что отечественная правоприменительная практика о порядке исчисления исковой давности очень схожа с судебной практикой России. Там, «государственники» также норовят искусственно продлить возможность обращения в суд к частным субъектам, пытаясь связать начало течения срока исковой давности с проведенными ими проверками. Но, в последнее время правоприменительная практика РФ меняет свой вектор в сторону защиты бизнеса.

Важное значение в этом процессе сыграла позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, сформулированная в п.8 постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 года № 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе»: при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено.

Таким образом судебная практика защитила интересы российских инвесторов, запретив выходить госорганам и прокуратуре за рамки сроков исковой давности.

Возвращаясь к казахстанской судебной системе, хочется надеяться, что проблема тотального игнорирования судами исковой давности во имя защиты публичных интересов прокуратуры и госорганов будет благополучно разрешена для предпринимателей. Поскольку стабильность имущественного оборота, есть ничто иное, как основополагающий вклад в законность, и, соответственно, в улучшение инвестиционной привлекательности страны.

Ну и напоследок, хочется напомнить, что следуя лучшим международным стандартам ОЭСР в области формирования позитивного делового и инвестиционного климата, как того требует президент страны, государство в лице правительства «обязано защищать права инвесторов: как иностранных, так и отечественных от произвольного изъятия и конфискации активов, дискриминационных санкции и вмешательства государственных органов по политическим мотивам».

В противном случае, Казахстан будет оставаться аутсайдером рейтинга инвестиционного климата еще многие и многие годы.