Казахстан
+20°
Boom metrics
Сегодня:
Экономика10 июля 2024 5:00

Задекларируй это…

Несмотря на многолетнюю подготовку, нюансы всеобщего декларирования по-­прежнему вызывают вопросы у казахстанцев.
Источник:kp.kz
©kapital.kz

©kapital.kz

После вступления в силу подписанных в июле поправок в Налоговый кодекс стало известно, что от участия в системе всеобщего декларирования оказались освобождены некоторые категории населения, которым ранее предписывалось сдавать декларации.

В частности, от обязанности подавать декларацию освободились нерезиденты, а отчетность учредителей некоммерческих организаций (НКО) и акционеров акционерных обществ (причем всех мажоритарных, миноритарных, иностранных и местных) была перенесена на четвертый этап (то есть на 2025 год).

С чем связано это решение, пока официально не разъяснялось. Как, впрочем, и другие нюансы, которые уже вызвали вопросы у специалистов, например, надо ли продолжать декларироваться на нынешнем этапе представителям исполнительных органов этих АО председателям правления, их замам, секретариату или они тоже переносятся на четвертый этап?

Согласно предыдущим разъяснениям КГД, вроде как переносятся. Однако в принятых поправках про них ничего не говорится, а упоминаются исключительно акционеры.

А ведь согласно законодательству, если не сдать до середины сентября так называемую «входную» декларацию по форме 250, то впоследствии можно нарваться на неприятности:

«Непредставление декларации либо недостоверное отражение сведений на первый раз влечет предупреждение. При повторном нарушении в течение года за несвоевременное представление штраф в размере 55 380 тенге (15 МРП), за недостоверное отражение сведений штраф в размере 11 076 тенге (3 МРП).

По нарушениям, повлекшим неуплату налога, штраф составит 200% от суммы неуплаченных налогов, за повторное нарушение 300% (при сокрытии объекта налогообложения)».

Говоря проще, если в нынешнем году были допущены неточности во «входной» декларации формы 250, то при последующей сдаче декларации формы 270 (это фиксация ежегодных доходов) вопросы у налоговиков возникнут по-любому.

Хотя, если так разобраться, нынешняя «входная» декларация охватывает в основном имущество и активы, имеющиеся за рубежом (недвижимость, транспорт, счета в иностранных банках и тому подобное), а также крупные суммы наличных денег 10 000 МРП (что сегодня составляет 34,5 миллиона тенге).

Все остальное имущество декларанта, находящееся в РК, и так должно быть прекрасно видно налоговикам.

Еще можно по желанию задекларировать имеющиеся в частном пользовании культурные ценности и породистых животных, где каждая декларируемая единица должна стоить не менее 3,4 миллиона тенге.

(Правда, до сих пор толком не установлены механизмы и уполномоченные сертифицированные органы, которые могут проводить оценку и чье заключение будет иметь юридическую силу.)

Например, картины, в теории, могли проходить оценочную экспертизу в Государственном музее искусств РК им. Кастеева. Однако на практике уже год там стараются от подобной экспертизы воздерживаться (под разными предлогами перенаправляя желающих разжиться заключением в частные галереи и прочие художественные центры, чей вердикт вряд ли может считаться весомым и официальным). Изменится ли что-то после принятия закона о декларировании предметов искусства, пока не ясно. Как и неясно, где взять в стране столько сертифицированных оценщиков, разбирающихся в той же живописи, ведь у нас даже соответствующие аукционы не проводятся.

С породистыми животными еще непонятнее некий клуб, конечно, может дать заключение на родословную и оценить купленного у них вашего питомца ого-го как, однако конкуренты легко подвергнут подобную выписку сомнению, намекая на ее предвзятость…

Возвращаясь же к вопросу о нерезидентах, можно отметить, что там было еще «веселее». Например, иностранец, имеющий долю в казахстанской компании, но постоянно проживающий за рубежом, был обязан раскрыть информацию обо всех своих зарубежных активах. И активах своих близких тоже. Однако вполне понятно, что те же супруги этих людей никаких ИНН не имели, а без указания их ИНН декларацию сдать было бы невозможно.

До сих пор непонятен вопрос декларирования совместных активов, обязательств и имущества супругов. В частности, если у одного из супругов зарегистрирована квартира за рубежом, то пока нет четкого разъяснения о том, как это имущество должен декларировать второй супруг, и кто должен декларировать доход от прироста стоимости в случае продажи такой квартиры.

То же самое касается и доходов по ценным бумагам и финансовым инструментам (например, декларирование операций с динамичным портфелем ценных бумаг).

Если физическое лицо-инвестор продал часть своих ценных бумаг в течение года, то в форме 270 нужно указать все данные покупателя, включая ФИО и ИИН/БИН.

Однако, как правило, такая информация объективно недоступна, так как обычно процессом купли-продажи управляет брокер, а расчеты ведутся через клиринговый центр.

Кроме того, при получении займа от брокера для инвестирования в ценные бумаги налогоплательщику при декларировании зачем-то требуется указать идентификационные данные нотариуса, но по действующему закону для таких займов нотариальное заверение сделки не применяется (оно и не нужно, да и практически невозможно).

Подобных вопросов много уже сейчас. И еще больше их станет с вступлением в силу четвертого этапа всеобщего декларирования, когда ежегодные отчеты должны будут сдавать абсолютно все работники частных структур, пенсионеры, домохозяйки, студенты и даже дети, обладающие какими-то активами, например, заранее подготовленным завещанием о наследовании, или, будучи членами семьи акционера, записанными в качестве аффилированных лиц в формуляры компаний и предприятий (их декларации должны сдаваться отдельно от родителей).

Всего таких граждан в стране насчитывается порядка 6,5 миллиона и можно представить, сколько вопросов и недопонимания возникнет на этом этапе (напомню, что все недопонимания будут трактоваться в пользу фискалов с последующими штрафными санкциями).

Вообще складывается впечатление, что за все годы подготовки к всеобщему декларированию (напомним, что впервые постановление на этот счет было принято еще в 2010 году, затем по причине полной неподготовленности к процессу как граждан, так и соответствующих госорганов запуск был перенесен на начало 2016го, осенью 2016 года сроки передвинулись, на 2020й, потом произошла годичная сдвижка из-за пандемии), в нормативной базе четче всего прописаны лишь штрафные санкции. Остальное оказалось либо динамически изменчивым, либо несколько туманно написанным с необходимостью постоянных разъяснений со стороны КГД буквально по каждому пункту.

Да и сама затея, несмотря на все цветистые разъяснения об «эффективном методе борьбы с коррупцией», «выводе бизнеса из тени» и дополнительном поступлении налогов, пока не до конца оценена в экспертном и профессиональных сообществах страны.

И если одни оптимистично настроенные эксперты в своих комментариях СМИ призывают дождаться 2026 года (то есть, когда декларации сдаст практически все население страны) и лишь тогда оценивать эффект и положительные изменения, то их оппоненты не столь уверены в успехе начинания:

«Ничего, кроме ажиотажа, эта процедура не даст. Сдавать декларации, конечно, можно будет онлайн, вот только немалая часть казахстанцев несильны в современных технологиях либо вовсе не имеют к ним доступа. Поэтому толпы граждан будут штурмовать в сентябре налоговые и ЦОНы.

Что налоговики хотят добиться этим декларированием, я не понимаю. Скорее всего, пытаются найти теневые доходы. Но эти теневые доходы не показывают даже сами чиновники. Поэтому навряд ли и наши граждане будут показывать то, что у них в реальности есть. Недвижимое имущество, конечно, будут показывать, а остальное вряд ли. Поэтому ждать полной ликвидации теневых доходов не стоит. По крайней мере, декларирование точно не метод борьбы с ней…», подчеркивал в своих комментариях журналист-экономист Марат Абдурахманов.

Ну а пока все еще предстоит дожидаться разъяснений на те вопросы, которые уже сейчас вызывают головную боль как у бухгалтеров фирм, руководителей ИП, так и обычных граждан. Или в очередной раз увидеть изменения законодательства или усовершенствование формы декларации. Правда, не совсем понятно, что в таком случае можно будет дождаться быстрей четких и внятных разъяснений или все-таки штрафных санкций за невольно допущенные ошибки.