Казахстан
-6°
Сегодня:
Экономика24 ноября 2021 3:25

Вышел Казахстан на Майнинг-стрит

В предыдущей публикации мы рассказали о том, что такое майнинг, когда и как он пришел в Казахстан. Теперь пришла пора поведать о наших «национальных особенностях» этой ловли виртуальных денег
Антон ЧИРКОВ
Из-за дефицита электроэнергии веерные отключения в Шымкенте стали обыденным явлением.

Из-за дефицита электроэнергии веерные отключения в Шымкенте стали обыденным явлением.

(Продолжение. Начало в № 46 от 17 ноября 2021 года)

Секреты фермы

Конечно, мне самому хотелось побывать на майнинговых фермах, посмотреть, что к чему. Но потом понял, что для этого надо быть либо акимом региона, либо особо приближенным к нужным особам. Поэтому мне оставалось припасть к официальным и иным источникам.

В конце прошлого года аким Западно-Казахстанской области Гали Искалиев посетил объект под названием «Центр хранения и размещения виртуальных данных» китайской компании LLY Agro Energy, расположенный близ поселка Белес, — несколько однотипных ангаров и служебных зданий прямо у электростанции ТОО «Батыс Пауэр».

Представитель компании Акжол Беркалиев объяснил областному начальнику, что заявленная стоимость этого инвестпроекта — 9,5 млрд. тенге, из которых пока освоено 1,5 млрд. Объекту требуется изрядная мощность — 40-50 МВт.

На вопрос акима, что за объект такой, который собирается «кушать» столько энергии, представитель честно признался: «Этот центр есть не что иное, как майнинговая ферма».

А потом в разговоре пытливый аким неожиданно выяснил, что добытчики криптовалюты покупают здесь электроэнергию практически за бесценок — по 12 тенге за киловатт-час. В то время как все другие юридические лица — по 23 тенге. Даже физические лица платят больше китайских майнеров — 13,34 тенге за киловатт. Прямо-таки аттракцион неслыханной щедрости — за наш с вами счет!

Другой пример — Шардаринская ГЭС. (К месту будет сказать, что гидро-электростанции, как и газотурбинные, относятся к маневренным мощностям, без которых невозможно покрыть скачки потребления электроэнергии в пиковые часы.) К сетям этого важнейшего для юга страны энергопроизводителя подключились сразу две майнинговые фермы.

Потребляют они 8 МВт — ровно столько, сколько сегодня ГЭС отпускает городу-миллионнику Шымкенту. Гидроэнергетики как могли сопротивлялись посадке себе на шею такого прожорливого потребителя, но тут раздался звонок из «Самрук-Энерго» (в этот холдинг входит Шардаринская ГЭС), и все решилось в пользу «старателей». Да, немаловажный момент: электроэнергию «позвоночные» майнеры, по поступившим данным, покупают здесь по 11 тенге за один киловатт-час. Это аж в три раза меньше, чем приходится выкладывать всем остальным — «беспозвоночным»!

И, наконец, третий пример. Прямо под трубой Экибастузской ГРЭС-2 вольготно устроилась самая крупная на сегодня в Казахстане майнинговая ферма — компании Enegix. На территории порядка 15 гектаров «фермачи» возвели 8 огромных ангаров, плюс десяток строений поменьше. Об охране надо сказать особо: она, как у государственного объекта чрезвычайной важности — вооруженные автоматами крепкие ребята в спецназовской форме, немецкие овчарки на поводке (как на кадрах давней кинохроники!). Да, кроме стационарных постов, территорию контролируют еще и мобильные экипажи, а также 150 камер видеонаблюдения — не проскочат ни мышь, ни "залетный"журналист!

Охраняют эти бравые ребята совсем не кукурузу, а целых 50 тысяч майнинговых устройств, которые потребляют 130 МВт. Но то ли еще будет, когда вот-вот поступят 15 новых тысяч устройств для 8-го ангара: энергопотребление этого «фермерского хозяйства подскочит сразу до 180 МВт — столько сегодня «кушает» промышленное сердце нашей страны — Караганда.

Неизбежно возникает вопрос: каким это образом такой «прожорливый» объект непосредственно подключился к самой мощной электростанции Казахстана? Сэкономили на ЛЭП и прочей необходимой инфраструктуре? Я показал размещенную в Сети фотографию этой фермы на фоне ГРЭС-2 известному в Казахстане и России человеку, знающему об энергетике если не все, то почти все.

Он посмотрел на фото и сказал, что это, мягко говоря, есть полнейший авантюризм, и при определенных обстоятельствах, в том числе природного характера, выйти из строя может не только ГРЭС-2, но и весь экибастузский энергоузел. Помолчав, добавил, что в Советском Союзе последних лет его существования того, кто разрешил такую схему подсоединения, выгнали бы с работы с волчьим билетом. А в раннем СССР применили бы пункт 7 статьи 58 УК РСФСР, предусматривающий максимально возможную ответственность за «подрыв государственной промышленности и транспорта» — головой...

Про то, какую цену за киловатт-час платят особо охраняемые «фермачи», доподлинно неизвестно: эта информация охраняется так же строго, как и сама ферма. Но в целом схема-ситуация подсказывает, что Enegix никак не могла ударить в грязь лицом перед своими (намного менее габаритными в плане мощности и по другим параметрам) коллегами из Западно-Казахстанской области или той же Туркестанской.

Устроить «темную» стране

Из-за дефицита электроэнергии веерные отключения в Шымкенте стали обыденным явлением. И не только на окраинах, но и в самом центре города. «Вот, с фонариком живем, — говорит житель южного мегаполиса Кудайберген Джанизаков. — Ставим его посередине стола и кушаем». Ситуация, по мнению аксакала, напоминает 90-е годы, когда часто не было ни света, ни тепла.

Власти города напрямую связывают эту ситуацию с «серыми» майнерами, поскольку «белые» здесь еще не зарегистрированы. Поэтому акиматам районов и полиции они поручили создать специальные комиссии по выявлению тех, кто, по словам заместителя акима Шымкента Маулена Айманбетова, «ворует нашу с вами энергию».

Это на юге. Но такие же отключения происходят и на севере, и на востоке, и в центре страны. И, к сожалению, с наступлением холодов — все чаще. Однако винить в этом только «серых» охотников за биткоинами было бы не совсем правильно. Основную погоду (точнее — непогоду) здесь делают, как можно было убедиться, официально зарегистрированные майнинговые фермы.

Возникает логичный вопрос: почему оператор единой электроэнергетической системы Казахстана — АО «KEGOC» — раздал «шахтерам»-промысловикам разрешений на присоединение к сети больше, чем нужно, — примерно на 600 МВт. Знали, обязаны были знать, что уже существующий (а в часы пик — особо острый) дефицит электроэнергии еще более усугубится. Тем более что широко было объявлено о планах закупать ее у России, потому как иначе можно одним не прекрасным вечером очутиться в царстве тьмы, которое называется блэкаут. А что мы слышим от министра энергетики? Что в тяжелых ситуациях ни в коем случае не будем отключать майнеров. Хорошо, тогда вопрос системному оператору и министру: кого будем отключать в час Х? Если не «фермачей», тогда, получается, промышленные предприятия, малый и средний бизнес, население?

Вообще, странные вещи у нас творятся. С одной стороны, хождение и использование любых криптовалют в нашей стране законодательно запрещено. С другой, их добыча разрешена. В итоге государство стреляет себе в ногу: майнеры добывают свою виртуальную валюту и обналичивают ее в другой стране (где есть криптобиржа), платя за это комиссию чужому дяде. На двух стульях пытаемся посидеть?

Лукавство или глупость?

Смотрим дальше. А как майнинговые фермы платят налоги, например, корпоративный подоходный? От полученных фермой доходов? Но никто не говорил и не озвучивал, какую прибыль они получают. Если каждый пятый мировой биткоин родом из Казахстана, то можно представить, сколько миллиардов тенге могли бы отчислять в нашу казну отечественные и приехавшие со всех концов земли «шахтеры»-старатели всевозможного калибра. Давайте посмотрим на тех, кто нас пока опережает в мировой добыче виртуальных денег, — на США. Там с 2014 года действуют правила, согласно которым майнеры должны платить налоги с годового валового дохода.

Надо полагать, у наших чиновников возникали определенные мысли о том, что иногда можно и пользу государству приносить, потому что недавно было принято решение: с 1 января 2022 года майнеры должны будут дополнительно платить за каждый потребленный киловатт-час один тенге. Много это или мало? Смотря для кого. Для тех «крупняков», кто имеет десятки тысяч добывающих устройств и (чуть не написал «оплачивает») полуворует и без того дотируемую государством электроэнергию, — слону дробина. А вот для всех остальных майнеров это может оказаться неподъемно.

...Недавно отечественные специалисты майнинг-отрасли обсуждали свои профессиональные проблемы, называли решение взимать дополнительно 1 тенге за 1 кВт/ч будущим убийством отрасли. Не могу не привести две цитаты из их беседы: «Участники рынка уверены, что Казахстану вполне по силам стать мировым лидером майнинга, блокчейна, а в последующем замахнуться и на всю IT-индустрию», «Бизнес в очередной раз просит — просто не мешайте».

Помните, в фильме «Берегись автомобиля» режиссер самодеятельного театра говорит: «А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?». Чего здесь больше — лукавства или обыкновенной глупости? Неужели наши майнеры всерьез считают, что стать мировым лидером IT-индустрии можно, привезя в страну «цифровых гастарбайтеров» вместе с компьютерным «железом» и программным обеспечением?

Что касается второй цитаты-просьбы. Этому бизнесу никто и не мешает, поскольку государство нашим добытчикам биткоинов, по сути, никаких границ и пределов не установило. А в жизни обычно так и бывает: где нет хотя бы каких-то пределов, там возникает беспредел.

Справка «КП»

В мае нынешнего года богатейший человек планеты Илон Маск объявил, что по причине загрязнения окружающей среды из-за майнинга Tesla больше не будет принимать биткоин в качестве платежного средства.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz